Как мне тошнит эта власть

Как мне тошнит эта власть thumbnail

Сегодня затошнило. Да разве меня одного!? Я, и это принципиально, имею полное право представлять народ. Родословная такая. Право-то имею, как и любой гражданин страны выразить свои мнения и чувства. Трудно молчать, наблюдая торжество неправды. Путинисты уверенно победили – но это ведь деньги и политтехнологи победили!

Допустим. События состоялись – поговорим об эмоциях. Я человек не брезгливый, принимаю любые результаты выборов как факт, не размышляя о проблемах легитимности. Не могу и не хочу чистить авгиевы конюшни нашего законодательства. Помню, как в детстве чистил свинарник, но тогда не было в доме лишнего куска хлеба. Позже пас на ферме коров, тоже не по паркету ходил. А потом трудился чернорабочим, часто грузил мусор на консервном заводе. Еще работал в детдоме с сиротами, преподавал в сельской школе. Словом, жил не в теплице, меня нельзя смутить грязью.

Брезгливость

Но сегодня затошнило. Да разве меня одного!? Я, и это принципиально, имею полное право представлять народ. Родословная такая. Право-то имею, как и любой гражданин страны, но выразить свои мнения и чувства в наших СМИ удается далеко не всегда – такая вот демократия. Но говорю от имени честных и обманутых граждан постоянно. Трудно молчать, наблюдая торжество неправды. А то, что происходит, вызывает у мало-мальски порядочных людей, даже не особо грамотных, чувство брезгливости. Путинисты уверенно победили – но это ведь деньги и политтехнологи победили. Олигархи, поставившие на пост Путина, радуются. Но каковы последствия этой пирровой победы для нас, работников пера и топора?

Как мне тошнит эта власть

фотограф Alexei Vitvitskiy (panzicov.livejournal.com)

Сегодня, глядя на уловки власти, оттирающей от участия в политическом управлении страной огромное число людей, хочу заявить о появившемся не только у меня мерзком чувстве «электоральной брезгливости». Не за кого мне было голосовать, особенно после удаления с поля Явлинского.

О если бы речь шла о единицах недовольных…Речь совершенно о другом! О стойком  массовом чувстве социальной тошноты.  И не только у тех, кто знает о сетевой революции, о бунте продвинутых блоггеров. Нехорошее чувство ущемленности появилось у миллионов простых граждан РФ – а это уже драма… Появилось чувство, какое вызывают игры в наперсток. У нас  даже в местной, подконтрольной прессе есть ощущение, что проиграли все – и власть, и граждане. Но чувство личного проигрыша каждого из нас важно как очевидный результат собственного бессилия. Что это за тошнотворное чувство личного проигрыша на фоне вроде бы оптимистичных бесконечных обещаний. Откуда оно? 

Во-первых, тошнит от речей тех, кто якобы защищает стабильность, выступая против оранжевой революции, выкрикивая лозунги против несистемной оппозиции. Ораторы на Поклонной, как известно, много говорили о великой России, не нуждающейся в великих потрясениях. Но это же старая фраза, чистая риторика, а на деле все эти витии объективно выступают пособниками нынешнего и завтрашнего режима «путинской» стабилизации и равенства масс в нищете и бесправии. Я не считаю конкретного человека – Путина – каким-то новым сталинистом или андроповцем. Да пусть он хоть трижды злодей или герой, пусть он сделал кучу добрых дел, истина в ином: он хорош (для кого-то), а режим при нем стал хуже ельцинского и горбачевского, это для большинства россиян является аксиомой. Я веду опросы уже 10 лет, меня катанием на комбайне и прочей телепропагандой не купишь, на пиар-мякине не проведешь. 

Как мне тошнит эта власть

Митинг в поддержку Путина около драматического театра в Воронеже

 Тошнит от нашей пропутинской интеллигенции. Стабилизец похуже брежневского застоя не за горами, а они вдруг полюбили власть, которую вчера так ругали! Они нас предали, болтая о патриотизме. А мы, истинные демократы, тоже хороши – о реалиях жизни тех же пенсионеров часто на митингах молчим… Не до того, надо добить какого-нибудь бывшего чинодрала Михаила  Касьянова или грузина Григория Чхартишвили, кстати, последнего я знаю, он работал, до того, как стать писателем Борисом Акуниным, в журнале «Иностранная литература», а это мой любимый журнал, там дураков не держат, в отличие от нашей Думы…

 Как мне тошнит эта власть

фотограф Alexei Vitvitskiy (panzicov.livejournal.com)

Один мой знакомый, по взглядам мирный человек, почти что буддист-пацифист, мухи лишний раз не убил, говорил так: «Я готов долго и терпеливо слушать любых «поклонников-патриотов», любых Михалковых-кургинянов-говорухиных. Утверждайте что хотите, у вас есть свобода, тем паче власть приветствует любой призыв растоптать оранжевую чуму, любой намек о заговорах и мировой закулисе. Только врать так много нельзя – грех». Соглашусь с мнением аполитичного совестливого друга. Конспирология сейчас в ходу, продаваемый товарец… Но хочу добавить: зачем же так плевать на народное восстание в Украине, на «оранжевые» идеалы наших братьев-славян, на союзников по крови? Я жил в этой стране, где был свидетелем не только всплеска национализма, но и подъема истинно народного, «национального» духа, которого не знала, увы, Россия. У нас тоже немножко было, в конце 1980-х, да и то, как говорится, «революция сверху», низы не слишком хотели, а верхи так и не смогли в силу старческой импотенции. Но что-то, помнится, да было – благодаря сподвижникам Михаила Горбачева, потом они же, но с нашего согласия, заболтали великие идеалы, а страну благополучно приватизировали, как, впрочем, случилось и в братской республике. Там, кстати, тоже временами был протест против диктатуры олигархов, и даже подчас более мощный, чем у нас. И Горбачев, кстати, предстает более глубоким и дальновидным аналитиком, предупреждая власть против глупых шагов вроде силовых акций. 

Читайте также:  Тошнит от зубных протезов

 А сейчас Юлия Тимошенко из тюрьмы предупреждает единороссов: не уступайте власть всяким януковичам и немцовым, посадят… Да, на Украине вышло не очень складно…А что сегодня у нас? Мы вроде бы и понимаем, что торчим в тупике, вроде и власть, не без скрежета зубовного, идет на диалог с митингующим народом, хотя больше для виду, приспосабливаясь к ситуации. Но опять низы в пассивном ожидании, мы опять кипим на кухнях и в кулуарах конференций. А между тем, пользуясь многолетней усталостью масс, верхи вновь нам лишь что-то туманно обещают. Более того, нам опять подсунули жупел американской угрозы, а мы и «развелись», как дети. Хотя причем здесь Вашингтон или Лондон, когда у нас самолеты падают и пароходы тонут ежемесячно? Им без нас хватает собственных проблем. И гонка вооружений им сто лет не нужна, враки все это рогозинские. Армия сегодня – тот же бизнес. Еще одна черная дыра в бюджете. Чиновники, особенно в силовых структурах, в последние годы вообще, на мой взгляд,  не выполняют своих прямых обязанностей – вот причина тотальной коррупции, разгильдяйщины и нищеты. А главное – собственные, уже не горбачевские или ельцинские, а сегодняшние, путинские, мягко говоря, огрехи исправлять им, нашим морально обанкротившимся вождям, не хочется.

Как мне тошнит эта власть

фотограф Alexei Vitvitskiy (panzicov.livejournal.com)

Пирог общественных благ ни богачи-американцы, ни наши властители не хотят делить с трудящимся людом. Так было всегда и везде, но при этом наши министры даже необходимую минималку в зарплате поднять не могут. Все твердят для отвода глаз о количестве повышений зарплат, не упоминая об инфляции и начальной точке отсчета, которая ниже, чем в Африке. Они не могут, точнее не хотят делиться, несмотря на растущие мировые цены на газ и нефть. Иначе как же, за чей счет приобретать за границей земли и покупать самые дорогие в мире яхты? Арабы могут дать сносный минимум зарплат, а мы нет – вот где корень нашей отечественной напряженности и митинговщины. Об этом надо больше говорить на переговорах оппозиции и власти. Как говаривали марксисты, конфликт труда и капитала – вот наше не очень светлое будущее, которое уже не за горами. Через месяц-два мои слова будут грустным, но сбывшимся пророчеством. Недовольный креативный класс продолжит долбить бюрократию, минуя спор о лицах.

Наши политологи порой сводят дискуссию на портретные детали, на второстепенных лиц, вроде актера Жириновского, либо переводят стрелки на Фурсенко, на Ходорковского или на Навального. При чем здесь это???!!!!  Старики доживают век в полуразрушенных деревнях, а мы все о портфелях да новых ракетах печемся. Ядерная держава с пустующей обезлюдевшей землей. Далее, нам обещают прорывы в информатизации, однако тем временем торчат в трясине безработицы и пьянства малые города, растет наркомания, а мы до хрипоты спорим о чистоте выборов, о личности Путина, о каких-то истинных и неистинных оппозиционерах или недооппозиционерах. Окститесь, господа!!!!

Во-вторых, тошнит от начальников-единороссов. Власть должна уступить свое место другим людям в силу невыполнения социальных планов. Ротация вождей необходима. И при чем здесь веб-камеры, бдительные вы мои? Единожды солгав, они вновь лезут в те же кресла. А мы, интеллигенты и аналитики всех мастей, увы, глохнем, как бараны, которым не дали еще сена, но обещают. Тошнит от речей высокопоставленных защитников псевдостабильности и перспектив бесконечного путинского процветания-прозябания. Меня от всей этой лжи и тошнит!!!!! 

Как мне тошнит эта власть

Сторонницы премьер-министра на митинге “За Путина!” в Воронеже

В-третьих, вызывает отвращение науськивание рабочих на интеллигенцию правого толка, на тех, кто выступил в конце прошлого года как совесть нации. А их полили помоями. Оскорбительная для истины тактика единороссов. Мне теперь мои студенты будут говорить, что я иду на поводу у западной агентуры, ведь я защищаю и Немцова, и Каспарова, и тем паче Рыжкова. Люди разные, но они, на мой взгляд, сегодня делают гораздо более полезное дело, чем режиссер Говорухин, оскорбивший своими нездравыми речами не только оранжевых, но и лично меня. Я свои убеждения не продавал, в отличие от многих мастеров культуры. И мне противно, что я не могу выразить свои идеи в стране, которая претендует на звание свободной.

Как мне тошнит эта власть

фотограф Alexei Vitvitskiy (panzicov.livejournal.com)

В-четвертых, меня как преподавателя журналистики тошнит от нашего цеха, от частично подкупленного, а частично запуганного, изначально ненародного слоя госслужащих с дипломами факультета журналистики, защищающих интересы власти. Речь, конечно, не обо всех. О ком – поясняю. Это работники института пропаганды идей правящей верхушки, а не журналисты. Союз чиновников и интеллигентов-коллаборационистов в сфере масс-медиа породил монстра, лицемерно-лживого и трусливого одновременно. Этот монстр долго не протянет, но идейный вред от современной журналистики очевиден. Как честный человек, никого не обвиняя конкретно, я не могу защищать такую прослойку. И требую вернуть СМИ народу. Ибо он, народ, вновь безмолвствует.

Продажная журналистика – позорное пятно нашей культуры. Жаль, что она определяет повестку дня. Но завтра журналистика снова станет служить народу, и, как и при Горбачеве, я смогу открыто обсуждать наши профессиональные беды. При Путине я молчу. Уже немало лет. Но надежда жива. Уверен, что путинизм – временное отклонение в истории страны. Легитимная власть возникнет не в ходе революции, ее не будет, но в ходе упорной работы тех слоев и групп, тех настоящих людей-патриотов, кого тошнит от лжи, кто брезгует брать у власти подачки.

Читайте также:  Почему у меня болит левый глаз и тошнит

Ротация

Есть такое слово – ротация, сменяемость кадров. Сменяемость власти – закон демократии. Сегодня он нарушен. Отсутствие настоящей ротации, политической конкуренции, системы сдержек и противовесов вызывает  чувство законного возмущения. Пока власть смогла продемонстрировать чувство единства с обманутым народом, бросив весь адмресурс на создание потемкинских деревень благополучия и одобрямса. Но разве мы уловок не заметили! Когда в Лондоне проходило совещание “двадцатки” по вопросам финансовой экономии, было предложено ограничить финансовую олигархию. Какова же позиция России? СМИ сообщили: мы выступили против ограничения бонусов для управляющих банками. Президент Франции Саркози же, напротив, пригрозил, что если решения по ограничению “топ-менеджмента” не будут приняты, он откажется от участия в следующем заседании “двадцатки”. А наши слуги олигархов только на словах клеймят роскошь и молят о скромности. Сами олигархи лезут во власть. Такая позиция Большого бизнеса согласуется с отказом первых лиц контролировать расходы чиновников и их семей. Нет и пропорциональной шкалы налогообложения. Есть произвол Железной Пяты. И положить конец этому смогла бы социал-демократическая мысль, если бы мы смогли ее сделать достоянием масс. Пусть Зюганов, пусть Миронов, пусть Явлинский…Но не Путин или Медведев. Тогда был бы диалог, согласие… Это и была бы ротация.

Как мне тошнит эта власть

Участник митинга “За честные выборы” в Воронеже

 Диссидентство

Вновь мы вступаем в эпоху борьбы с инакомыслием. Вновь будем собираться на кухнях. Но  внутренней полиции придется трудно: Сеть не закроешь. Время работает на нас, на людей труда. Чиновники тоже не заинтересованы в народном бунте, через 5-10 лет они добровольно уступят. Коммунизм рухнул без революций, а тут речь о временном полицейско-бюрократическом режиме!  Они уйдут. Дай Бог – уступят власть народу без глупостей, без чекизма.

Виктор ХОРОЛЬСКИЙ, профессор ВГУ

Источник

Накануне очередного XI съезда партии “Единая Россия”, которого с воодушевлением ожидали все российские трудящиеся, “Власть” задала непростой вопрос нерушимому блоку собственных читателей.

Александр Лебедев, совладелец Национальной резервной корпорации. Тошнить может от реальных вещей, а “Единая Россия” — несуществующее явление, фантом. Она может что-то говорить, изображать, но эта партия, в отличие от КПСС, ничего и нигде не решает. КПСС, ЦК, Политбюро были влиятельнее, чем КГБ и правительство. А тут чиновников согнали, чтобы у них была иллюзия, что они что-то решают. Есть вертикаль власти, но “Единая Россия” в ней не находится.

Павел Бородин, госсекретарь Союза России и Белоруссии. Тошноты не чувствую. Мне вообще без разницы — что КПСС, что КПРФ, что “Единая Россия”. Главное, чтобы партия понимала, что для страны сейчас самое важное создавать новые рабочие места, и создавала их. Или, по крайней мере, не мешала создавать другим. По жизни у меня амплуа завхоза, а не партийца. Да и в политическом плане я сам по себе: как говорят индусы, лучше быть головой мухи, чем задницей слона.

Борис Березовский, бизнесмен, один из создателей движения “Единство”, ставшего прародителем “Единой России”.У меня нет никаких чувств в отношении этого гермафродита — ни тошноты, ни восторга, ничего. Ничто, оно и есть ничто. И это трагедия, когда создаются суррогаты, которые не дают нации сосредоточиться на чем-то важном.

Вячеслав Фетисов, председатель комиссии Совета федерации по физкультуре и спорту. Я член высшего совета “Единой России” и считаю, что наша партия много полезного делает. Не знаю, почему это вызывает раздражение. Хотя критиковать всегда легко, а вот создать что-то хорошее из развалин в одночасье невозможно.

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН. Мне не столько тошно, сколько горько. Абсолютная власть развращает абсолютно. Поэтому когда одна партия руководит страной безраздельно, она может позволить себе любые чудачества. В том числе и фразы типа “партия всегда права”. Правда, в последний раз подобные фразы звучали в 1937 году.

Николай Сванидзе, член Общественной палаты, историк, журналист. От ее сходства с КПСС подташнивает. Но при всем сходстве бюрократически-карьерных форматов ЕР не достигла политических и структурных успехов КПСС, прежде всего потому, что у нее нет четкой идеологии. Сейчас вся идеология ЕР — это последние слова Владимира Путина. Ни о какой мощи при таком раскладе говорить не приходится.

Сергей Шматко, министр энергетики. Отвечу прямо — нет, хотя формулировка вопроса странная. В “Единой России” у меня много друзей, я часто изучаю партийные документы. Сейчас мы плодотворно работаем вместе, реализуем совместный проект по повышению энергоэффективности.

Владимир Кашин, заместитель председателя президиума ЦК КПРФ. Уже оттошнило. Единороссы давно стали нажимателями кнопок и разрушителями экономики.

Юрий Мищеряков, мэр Оренбурга. Еще не успело затошнить. Партия молодая, реакция на нее будет созревать постепенно. Хотя, возможно, я так рассуждаю, потому что не испытал на себе ее давления. А я настроен дружить с “Единой Россией”, потому что дружить, в общем, больше не с кем.

Виктор Батурин, гендиректор компании “Интеко-агро”. Тошнит от системы. Правящая партия все делает для блага людей, в этой партии состоящих. Наша многопартийность мне как математику непонятна. Члены ЕР — высшего сорта, других партий — второго, а беспартийные — вообще несортовые. Тогда надо принять закон, чтобы все состояли в какой-то партии.

Николай Кондратенко, член Совета федерации, экс-губернатор Краснодарского края. У меня нет таких сильных чувств.После исчезновения КПСС я стал беспартийным и одинаково равнодушен ко всем партиям. У ЕР тоже бывают ошибки и неудачи, но большинство инициатив единороссов у меня вызывают согласие и умеренное удовлетворение.

Читайте также:  Тигрицу тошнит от слова чавкает

Виктор Похмелкин, председатель Движения автомобилистов России. ЕР — призрак, поэтому никаких чувств не вызывает. Руководство сменят — никто не заметит, ведь это придаток Кремля и Белого дома. Грызлов — идеальный лидер такой партии, он, как робот, может озвучить любую мысль и тут же начать делать обратное, если поступит новый приказ.

Давид Якобашвили, председатель совета директоров компании “Вимм-Билль-Данн”. Нет, потому что там много моих друзей, хороших людей. А ошибки у всех бывают.

Вадим Дымов, председатель совета директоров “Дымовского колбасного производства”. От “Единой России” нет, а тошнит от тех, кто все хает, но ничего не делает, кто неконструктивен и бесполезен. Сейчас очень мало людей, способных изменить что-либо к лучшему, и еще меньше тех, кто мог бы взять на себя ответственность.

Александр Гафин, главный редактор русской версии журнала Spear`s. Меня тошнит и от ЕР, и еще от многих политических реалий. Подташнивает от правоохранительных органов, в частности милиции. В любой другой стране при таком количестве “косяков” министр обязан уйти, а у нас — нет.

Мирослав Мельник, председатель совета директоров компании “Бетта-групп”. Нет, ведь я же знаю, что от осинки не родятся апельсинки. И чего ждать от партии, если ее создают и возглавляют люди, которые учились партстроительству в коммунистических институтах. Другую партию они просто не могут построить.

Таймураз Мамсуров, президент Северной Осетии. Нет. У меня на партийные дела времени остается мало, хотя я и член высшего совета, но административные и партийные дела часто бывают неразрывны. Быть частью картины и объективно оценивать эту картину невозможно, надо смотреть со стороны. Люди разберутся, что мы делаем хорошо, а что — нет. Но если партия в центре критики, значит, она много работает, а не нежится, как жирный кот на солнышке.

Валерия Новодворская, лидер Демократического союза. Меня давно уже тошнит от ЕР, президента, сопрезидента, “системной оппозиции” — как КПРФ и СР, и “несистемной” — как НБП. Медведев сказал, что идеалы ЕР соответствуют идеалам общества. Действительно, ее характеризует серость, заурядность, полная бездарность, это вообще не партия, а стадо баранов. Вся идеология — блеять “Ура!”.

Марк Захаров, художественный руководитель театра “Ленком”. В свое время Черномырдин сказал, что у нас любая большая партия похожа на КПСС, а когда история повторяется, то это уже фарс. Поэтому я очень надеюсь, что “Единая Россия” еще способна найти в себе силы на то, чтобы реформироваться.

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы, в 2007 году из-за перехода из фракции “Единая Россия” во фракцию “Справедливой России” лишился поста зампреда комитета Госдумы. Нет, вообще-то там много позитивных людей. Но нам нужна мощная оппозиционная партия для эффективного развития экономики и борьбы с коррупцией. А в ЕР нет места дискуссиям, сейчас это прообраз КПСС в худшем варианте.

Николай Шаклеин, бывший губернатор Кировской области. Я член этой партии, как меня может от нее тошнить?

Борис Титов, сопредседатель партии “Правое дело”. Вопрос поставлен неэтично, прямого ответа от меня не добьетесь. Без конкуренции бронзовеют все. Чем меньше конкуренции, тем больше отблеск КПСС. Всегда должен быть тот, кто скажет, что ты не все делаешь так, как надо.

Игорь Федоров, ректор МГТУ им. Н. Э. Баумана. Нет, я уже семь лет в этой партии и ни разу не пожалел об этом. “Единая Россия” — это сила, которая способна поддержать стабильность в обществе. А то, что сейчас идут негативные разговоры о партии, то это обычное явление, и оно называется — политическая борьба.

Антон Носик, главный редактор портала деловых новостей BFM.Ru. Меня тошнит с первого дня ее появления, и усилить это чувство уже ничем не возможно. Поэтому я стараюсь просто не смотреть в ее сторону. Единороссы, не создав никакой идеологии, сумели вернуть своей партии все те отвратительные смыслы, которые были присущи КПСС.

Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации. И тошнит, и пучит, и путит. ЕР — монополист в чистом виде, весь политический истеблишмент туда прется. Это не партия, а значок на лацкане о принадлежности к элите.

ВОПРОС НЕДЕЛИ / ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД*

Где бы купить сборную?

Сборная России по футболу, проиграв сборной Италии, впервые за 20 лет не будет участвовать в играх чемпионата мира.

Александр Котенков, представитель президента в Госдуме. Футбол — один из немногих видов спорта, которые я терпеть не могу. За непрофессионализм, безграмотность и элементарную бездарность. Не сборная, а действительно дворовая команда.

Александр Гафин, вице-президент Альфа-банка. Выход очень простой: разогнать сборную и набрать новую. Не легионеров, а наших, кто умеет и хочет играть. Эта сборная кажется слишком сытой и довольной. Им надо брать пример с киевского “Динамо”.

Александр Колчин, вице-президент компании “Мобил Телеком”. Футбол как бизнес — результат зависит от инвестиций. И пока бизнес не повернется лицом к футболу, будем иметь что имеем.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ. Государство должно обеспечить поддержку талантам. Непонятно, почему в сборной почти не было игроков из “Спартака” и “Ротора”, которые заняли первые строчки в турнирной таблице.

Григорий Явлинский, руководитель фракции “Яблоко” в Госдуме. Тренироваться надо.

Михаил Гершкович, главный тренер молодежной сборной по футболу. Новую сборную нужно создавать из российских футболистов. И прежде всего из молодежи.

*Должности указаны на момент опроса.

Источник